на главную на главную
история храм сегодня жизнь прихода страница настоятеля интерактив

Круг чтения
Вероника Агафонова

Два Робинзона

(опубликовано на сайте "правкнига" 21.12.2009)

robЭта книга известна всем, причем с детства, и, кажется, что ничего нового о ней уже не скажешь. Однако не все обращают внимание, что на русском языке существует как минимум две книги. Классический, близкий к тексту перевод М.А.Шишмаревой, сделанный в 1902 году и дополненный в начале 90-х, довольно сильно отличается от книги Чуковского, который пересказал историю Робинзона в начале 1920-х гг специально для советских детей. Возможно, для неверующего читателя (или родителя) пересказ Чуковского даже предпочтительнее – во всяком случае, он значительно короче и проще, однако для православного читателя (и особенно родителя) значительно интереснее вариант, близкий к тексту автора.

«…И вот, не испросив ни родительского, ни Божьего благословения… в недобрый – видит Бог! - час я сел на корабль, отправлявшийся в Лондон…». Вот уже более 300 лет эти строки призывают читателя в путешествие, которое никогда не надоедает – на поиски душевного мира. «Робинзона Крузо», кроме прочих характеристик (авантюрный, мемуары, приключенческо-просветительский, отчет о путешествии и т д) относят еще и к жанру духовной автобиографии. Именно с этой точки зрения он особенно дорог и нужен читателю-христианину, тем более, что детских книг такого рода не так уж много. Учитывая, что в соответствии с требованиями советской власти Чуковский тщательно вычистил книгу от любого слова, хоть как-то напоминающего о религии, конечно же можно считать его пересказ неудачным. Но он неудачен не только поэтому.

Дело в том, что Робинзон происходил из купеческого сословия, и поэтому Чуковскому пришлось вместо рассказа о трагедии блудного сына, которая совершенно явно просматривается в тексте Дэфо, и о раскаянии Робинзона в нарушении заповедей (в особенности – пятой) максимально приблизить завязку романа к конфликту отцов и детей с классовым оттенком. Чуковский как бы оправдал непослушание «идеологически чуждого» Робинзона еще более «чуждому» отцу, сделав отца более жестким и менее любящим, а сына лишив львиной доли рефлексии. Если сопоставить основные эпитеты, то видно, как изменились акценты: например, у Шишмаревой отец «степенный, умный, горячо укоряет», «настойчиво и очень благожелательно стал упрашивать»; у Чуковского же «старый, больной» отец «сердито сказал». Чуковский делает из любящего отца тирана: реплика «горе тебе, если убежишь!» противоположна по смыслу обещанию отца не переставать в любом случае молиться за сына и «не приложить руку к его погибели» (как у Дэфо и, соответственно, Шишмаревой).

В дальнейшем почти все душевные муки и метания Робинзона Чуковский из текста изъял или сократил до минимума. Когда корабль настигает буря, Робинзона охватывает глубокое раскаяние; Чуковский пишет лишь о том, что Робинзон боялся гибели. Если у Дэфо команда молится, Робинзон сравнивает себя с блудным сыном и Ионой-ослушником и размышляет о справедливости кары, как разбойник благоразумный, то у Чуковского капитан «паникует» и – все. А ведь судьба Робинзона в духовном отношении очень реалистична: первое время Робинзон был уверен, что при первой возможности вернется домой к отцу – не так ли и человек, попустивший послабление в духовной жизни, утешается тем, что в любой момент сможет возобновить ее былую насыщенность? Однако обстоятельства всегда препятствуют этому со все более неодолимой силой. И если во время бури Робинзон клянется, «если Господь пощадит», «вернуться в родительский дом с покаянием, как блудный сын», то затем, спасшись от смерти, «при помощи пьянства и веселой компании… одерживает полную победу над своей совестью». В следующий же опасный момент он уже замечает, что ему трудно вернуться к покаянному настроению после того, как он пренебрег им в первый раз; и вновь обстоятельства – «честолюбивые мечты» - помогают забыть о покаянии. Именно мечтам оставляет место Чуковский: там, где у Дэфо Робинзон смиренно перечисляет свои недостатки («благоразумием я никогда не отличался», «страсть к скитаниям», «безрассудное упорство»), Робинзон Чуковского просто «не в силах побороть любовь к путешествиям», и «голова его кружится от радости». Любовь и радость сами по себе настолько позитивные понятия, что становится ясно, что для Чуковского Робинзон был прав, уйдя из дома, ведь отец хотел его лишить именно этого – счастья.

Идея романа, однако, иная, ведь с Робинзоном произошла удивительная вещь: его недовольство стало его судьбой. Добровольно удалившись от родины и друзей, он жаловался, что «живет точно на необитаемом острове, и кругом ни души человеческой» - и, спустя недолгое время, действительно оказался на таком острове. Только там, на краю жизни, он смог вернуться к самому себе и к Богу, только в абсолютной нищете и изоляции он научился благодарности за все, что с ним произошло. Самая приятная черта Робинзона заключается в том, что он старался понять смысл своей жизни – а вовсе не в том, что он всего добивался сам, как утверждает К.Чуковский. Поэтому нечто важное из книги Дэфо почерпнуть может каждый. «Все обстоятельства моей жизни могут служить предостережением для тех, кого коснулась страшная язва рода человеческого, от которой проистекает половина всех бед: я разумею недовольство положением, в которое поставили нас Бог и природа».

 

Приложение: сравнение текстов книги «Робинзон Крузо» в переводе и в пересказе

Пересказ Чуковского

Перевод Шишмаревой

…нам, советским детям, многое чуждо в Робинзоне. Был он купцом и, как все купцы, заботился только о собственной выгоде (Вступление)

_______

 

Отец Робинзона

 

Старый, больной, сердито сказал

Степенный, умный, горячо укорять

«Мудрец… молит небо не посылать ни бедности, ни богатства»

настойчиво и очень благожелательно стал упрашивать

+ еще 2 страницы разъяснений

Горе тебе, если убежишь

Отец не приложит руку к моей погибели, поощряя меня к отъезду

Отец никогда не перестанет молиться о сыне

В глазах его блеснули слезы

Голос задрожал

«Подумай о больной матери – она не вынесет разлуки с тобой

Обильные слезы

Жаль старика

Робинзон искренне растроган, решил послушаться отца

 

Рефлексия героя

 

…Совершил дурной поступок, бессовестно покинул престарелых родителей, пренебрег их советами и нарушил сыновний долг… Мне скоро пришлось раскаяться

…Серьезно задумался нал тем, что натворил, как справедливо постигла меня небесная кара за то, что я так бессовестно покинул отчий дом и нарушил сыновний долг

Если останусь жив…. Благоразумная мысль

Клялся… если Господь пощадит… вернуться в дом с покаянием, как истый блудный сын

При помощи пьянства и веселой компании… одержал полную победу над своей совестью.

Капитан паникует

Капитан, боцман и другие молятся. Робинзону трудно вернуться к покаянному настроению после того, как он пренебрег им в первый раз: он стал еще бесстрашнее

Робинзон боялся гибели

… во 100 крат сильнее ужасало, что изменил решению принести повинную отцу.

Отец приятеля Р.К. предполагает, что он был Ионой на нашем погибшем корабле, и это явное и несомненное знамение, что Робинзону не суждено быть мореплавателем (т.к. нет родительского благословения)

Человеческая природа, особенно в молодости, нелогична; люди стыдятся не греха, а раскаяния; стыдятся не безумия, а исправления

Первая удача преисполнила меня честолюбивыми мечтами, который довершили мою гибель

 

Бразилия

 

Робинзон становится богаче

Отца не вспоминает

Горьких размышлений нет

Я навязал себе на шею дело, не имеющее ничего общего с моими природными наклонностями, прямо противоположное той жизни, о какой я мечтал, ради которой покинул родительский дом и пренебрег отцовыми советами. Более того: я сам пришел к той золотой середине, которую советовал избрать мой отец и которой я мог бы достичь на родине

Я, бывало, постоянно твердил, что живу точно на необитаемом острове, и жаловался, что кругом ни души человеческой… Как справедливо покарала меня судьба, когда и в самом деле забросила на необитаемый остров, как полезно всегда помнить, что бывают положения и похуже.

Не в силах побороть любовь к путешествиям

Голова закружилась от радости

Робинзон видит свои неудачи в недостатке терпения и смирения

Благоразумием я никогда не отличался

Страсть к скитаниям, безрассудное упорство

 

Новое кораблекрушение

 

Каждый ждал смерти

…каждый готовился к переходу в мир иной.. поручив себя милосердию Божию

 

Остров и спасение

 

__________

Очутившись на земле, Р.К. сразу «возблагодарил Бога за спасение моей жизни»

Я стал бегать и прыгать, я размахивал руками, я даже пел и плясал

Я ходил по берегу, воздевал руки к небу и делал тысячи других жестов и движений, которые теперь не могу описать

Какое это счастье, что я добрался в такую бурю до берега!

Боже! Каким чудом мог я добраться до берега?

Нужно было придумать что-нибудь другое

Нужда изощряет изобретательность, и я тут же принялся за дело

…это был первый выстрел, раздавшийся в этих диких местах

… это был первый выстрел, раздавшийся здесь с сотворения мира

Далее «канонический» текст столь изобилен философскими размышлениями, а текст Чуковского настолько их лишен, что нет смысла продолжать таблицу, чтобы не переписывать целые страницы в один и тот же столбец.

Автор: Вероника Агафонова

Дата публикации: 21 декабря 2009 года

Воскресная  школа храма Живоначальной Троицы в Хохлах Свято-Владимирская общеобразовательная православная школа Собор Александра Невского Фома-центр Центр Св. Иринея Лионского Православная служба помощи бездомным
Наш храм расположен по адресу: Хохловский пер., дом 12. (схема проезда)
Телефоны: 917-51-34, 916-00-96
e-mail: trinity-church@mail.ru