на главную на главную
история храм сегодня жизнь прихода страница настоятеля интерактив

ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

Протяните руку падшему человеку, чтобы поднять его, или горько плачьте над ним,
если он гибнет. Любите его, помните в нем самого себя,
и обращайтесь с ним как с самим собой

Ф. М. Достоевский

Примерно два с половиной года назад в наш храм стали приходить письма со странным адресом "отцу настоятелю и братии мужского Псково-Печерского монастыря, Хохловский переулок 9", как говориться "На деревню дедушке". Над адресом долго недоумевали, но потом о. Алексей сказал, что скорее всего этот адрес был взят из книг: монастырь издавал какую-то книгу, а Хохловский переулок дом 9 ее распечатывал, так как это адрес типографии, а книги попадали в руки заключенным. Потом письма стали приходить уже на адрес нашего храма.

В общем-то, отвечать на письма стали сразу, наша задача заключалась не в том, чтобы узнавать, почему сюда пишут, с чего это вдруг они решили просить кого-то о помощи, тем более, что письма вообще были адресованы не нам. А наша задача была читать и помогать, тому, кто "случайно" к нам попал.

Вначале было какое-то отторжение, очень не хотелось браться за это дело. Бывало, ходишь вокруг этих писем, тасуешь их между собой и думаешь, на какое ответить в первую очередь, что послать, что написать? С одной стороны пишут люди несчастные, одинокие и больные, с другой стороны - малограмотные, преступные, к которым нужен особы подход. Письма иногда были разрисованы, как цветочная поляна, по три ошибки в слове, попытка богословия. И в начале мы пытались как бы оценивать: кто говорит правду, кто неправду; кто действительно нуждается в помощи, пытались как-то просвещать. Но потом мы подумали и пришли к выводу, что наша задача не миссионерская, на это есть другие люди. В тюрьмах сейчас стали строить часовни, туда приезжают священники, миссионеры. А нашей задачей стало милосердие, сочувствие, помощь и поддержка. Со временем мы начали относиться к этим письмам с нежностью и любовью, но тяжесть этого послушания при этом не уменьшилась.

Пишут нам разные люди: и заключенные, которые уже прожили пол века, и совсем молодые ребята, недавно стали писать и женщины. Часто это люди, которые всю жизнь провели в колониях, у которых было несчастное детство, родители алкоголики, некоторые сидят за наркоманию, другие вообще ничего не рассказывают о себе. Но все они уже больные, часто брошенные и одинокие, и за многих начинаешь переживать.

Вот есть у нас один молодой человек, который скоро должен выйти из тюрьмы, и он сам пишет, что все равно туда вернется. И как нам не переживать за него, если мы уже два года переписываемся, да даже если бы и меньше… мы все равно стали бы за него болеть и переживать. Это люди, у которых, как правило, другой жизни уже нет, и не может быть, - огромная паутина, в которую попала маленькая муха. Выйдя из тюрьмы, они не имеют никаких других дорог, но только старые привычки, старое представление о жизни, старые знакомства с людьми, которые чаще всего живут "по понятиям".

Как было уже сказано, некоторые ничего не пишут о себе, а ограничиваются только списком необходимых вещей, такие письма могут приходить 1-2 раза в год. Но есть люди, которым нужна в основном переписка, и пишут они часто. Есть ребята, осужденные за наркоманию, как правило ВИЧ инфицированные, которые сидят отдельно ото всех. Они часто нуждаются только в поддержке, сочувствии, и, что не может не приносить радость, просят какую-то духовную литературу, спрашивают о чем-то, что им непонятно. Таких писем не много, но они есть.

Но даже и в таких случаях, мы всегда вынуждены держать некоторую дистанцию. Поначалу, конечно, хочется заниматься миссионерством, попытаться вырвать таких людей из их страшной жизни, и главное кажется, что это возможно. Но со временем понимаешь, что это не так просто. Они очень быстро "садятся на шею", некоторые просят постоянно и быстро отвечать, а другим ничего не надо кроме материальной поддержки. И мы пришли к выводу, что должны просто делать то, о чем они просят. Если просят выслать шапку и шарф, мы их высылаем, если задают какой-то вопрос, мы отвечаем. И когда думаешь об их проблемах, их сложной тяжелой жизни, к ним просыпается большое сочувствие.

Но два или три человека справиться с таким объемом работы не в состоянии. Даже на одно письмо бывает очень трудно ответить, и одна посылка собирается не за один день. Каждый человек в нашем приходе мог бы участвовать в этом деле, даже не беря его на себя как постоянное послушание. Если каждый будет вносить в кассу хотя бы по 10 рублей в месяц, это уже помощь, потому что, как говориться, капля за каплей - это уже океан. Удобнее, чтобы помогали все-таки деньгами, потому что мы конкретно знаем, что и кому надо.

А те, кто взялся или хочет взять на себя ответы на письма, должен помнить, что мы имеем дело с людьми больными, одинокими, погибающими, здесь надо быть особенно постоянным, не ждать напоминания, а самому о них помнить. Собственно, так и в любом деле, - ответственным очень тяжело и не хочется просить, напоминать и подталкивать. Хорошо, когда каждый заботится, помнит и узнает о том, что он должен сделать, а не ждет, когда ему всучат очередное задание. Мы должны возгореться за свое послушание и нести его как свое кровное дело.

И еще хочется сказать, что мы никогда не знаем, что случится с нами. Даже когда мы, казалось бы, твердо стоим на своих ногах, мы всегда можем лишиться этой опоры и оказаться в условиях, когда ждать помощи будет не от кого. Это хорошо выразила русская поговорка: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. И тогда этот наш труд к нам вернется, как возвращаются к нам все наши дела, плохие и хорошие.





рассказывает Татьяна Константинова

Здравствуйте, уважаемые братья и сестры!
Пишет вам ос. Алексей!
В первых строчках своего письма хочу искрени от всей души по благодарить в том, что вы мне помогли я получил от вас посылку, хотя если честно я не думал о том, что мне помогут но господь услышал мои молитвы и зделал чудо через ваше милосердость, действительно не все люди злы на земле... я даже не знаю, как вас благодарить! Господь никогда не забудет вам этого добра. Чуть не забыл если вам не трудно я бы хотел чтобы вы не прерывали переписку со мной, обязательно буду ждать ответа, чуть не забыл, поздравляю вас с рождеством христовым, желаю всем успехов в дальнейшей жизни а также в их семьях чтоб все было хорошо и чтоб господь всегда пребывал в ваших сердцах, я никогда не забуду вашей додроты...?
(Алексей Гаврилов, 19 лет, орфография сохранена).


Это одно из первых писем, пришедших в наш Храм из мест лишения свободы.

На Руси всегда традиционно поддерживали и посильно помогали заключенным в темнице людям. Продолжая эту милосердную традицию, настоятель о. Алексей определил нам, двум прихожанкам, послушание: отвечать на письма страждущих и по возможности удовлетворять их просьбы. Часто от людей, оказавшихся за решеткой, отказываются близкие, и ждать помощи им не от кого.

Письма приходят разные. Иногда стандартные, написанные чуть ли не под копирку и явно предназначенные для рассылки одновременно во многие места: авось кто-нибудь да откликнется. Язык этих писем сухой, деловой, почти требовательный. Представляется, что авторы хорошо ориентировались на воле, не пропадут и в тюрьме, всюду соблюдут свою выгоду и интерес. Другие послания разукрашены длинными, цветистыми и нарочито благочестивыми фразами, чувствуется, что человек старается произвести впечатление формой, не сильно заботясь о содержании. Есть письма совсем неграмотные, но простодушные и искренние, как, например, то, которое мы привели в начале. На такие душа отзывается особенно горячо, хотя мы помогаем ВСЕМ просящим. Ведь каждый человек, даже самый заблудший (с нашей, человеческой точки зрения), тем не менее дорог Господу и имеет право на любовь, надежду и сострадание.

Всем хорошо известно, на каком первобытном уровне осуществляется в нашей стране судопроизводство, а затем и исполнение наказаний, в каких диких, нечеловеческих условиях содержатся люди, преступившие закон во время следствия и после вынесения приговора. Камеры в тюрьмах и следственных изоляторах переполнены, контингент чудовищно перемешан (то есть впервые попавшийся на мелкой краже мальчишка оказывается в одной камере с матерым уголовником и т.п.). Тюремную еду нельзя назвать едой. Ни о каком нормальном лечении в тюремных "больничках" не может быть и речи при тотальном отсутствии даже самых элементарных медикаментов: 80% заключенных имеют тяжелые хронические заболевания, такие как СПИД, наркомания, туберкулез в открытой форме, гепатит.

Тем удивительнее и радостнее, что в этом "земном аду" многие сохраняют живую душу, тянутся к свету, добру, православной вере. Такова очистительная сила страдания. Люди, лишенные нормальных условий для жизни, подчас ничего не просят, кроме духовной литературы - этого "хлеба насущного". Нам пишут, что при многих тюрьмах стараниями заключенных организованы молельные комнаты, где, окормляемые местными священниками, люди регулярно исповедуются и причащаются Христовых Таин. К сожалению, комнаты эти малы, нет икон, не хватает на всех Нового Завета, молитвословов, репродукций икон...

Отрадно сознавать, что усилиями наших прихожан вносится посильная лепта в это богоугодное дело.

Поначалу мы сомневались, будут ли посылки доходить до адресатов. Но все посланное нами по милости Божией попадает в руки страждущих.

"...ну вот вроде пока все, а о том что вы написали в открытке, я все усилия приложу чтобы не повторять прошлых ошибок! Чуть не забыл, я` здесь зделал проваславный уголок пока в нем находится три проваславные иконы и календарь и если у вас есть возможность то пришлите пожалуйста литографии икон искрени буду благодарен пишите прошу не забывайте... В подарок я написал вам стихотворение которое сочинил, а так желаю счастья и успеха в жизни чтоб господь бог уберег вас от всяких недуг!

стихи!

Cегодня и всегда я вам желаю
счастья, храни вас всех господь
от мрака и несчастиья, от злого
языка, от тяжкого недуга, от
умного врага, от мелочного друга,
и дай вам всем господь коль это
в его власти, здоровья долгих лет,
и много-много счастья!

C искреним уважением к вам ос. Алексей!" (орфография сохранена).


Тепло и радостно становится на душе, когда читаешь такие благодарные письма. И мы счастливы, что Господь дал нам возможность вот так послужить ближнему.





Е. Четвертушкина
Отдавай - и, дрожа, не тянись за возвратом:
Все сердца открываются этим ключом.

Саша Черный. "Больному"

Переписка и материальная помощь заключенным - самое, пожалуй, незаметное из послушаний. Трапезная - туда все ходят; уборка храма - на глазах; "Приходской листок" - вот он; паломничества - целая стена красочных фотографий.

Оно и правильно, с одной стороны - благотворительность такое дело, что лучше пусть левая рука не знает, что делает права... но, с другой стороны, это послушание не менее трудное, чем молитва. Потому что сострадать по послушанию - нельзя. Искать деньги, добывать лекарства, таскать на почту тяжеленные сумки - можно по послушанию. А любить - нет. А "им" ничего другого, может быть, и не нужно. Как родне, далёкой и неустроенной - но свое, близкой, за которую душа болит.

Да, иногда ходишь вокруг письменного стола (или кухонного, или тумбочки - у кого как), на котором письма со страшными обратными адресами "Уч-к. 231", "1 туб., отд. 3", "ЛПУ-3, хирургия" -и маешься: как бы не впасть в грех гордыни, как бы не впасть в грех учительства, бы не впасть в грех человекоугодия... думаешь о себе, а вовсе не о том, как принести несчастному человеку хоть капельку человеческого тепла. Потому что, на самом деле, другого зачастую и не требуется, только маленькое подтверждение, что есть еще на свете милосердие и любовь. И очень стыдно в ответ на эти письма - наивные, иногда малограмотные, с картинками и поздравлениями, выписанными разноцветными чернилами, - стыдно писать взвешенные, тепло хладные слова.

Эти письма хватают за душу и не отпускают, потому что за каждым словом - неподдельные и необратимые страдания души и тела:

"Жизнь прошла до сегодняшнего дня; бывают дни теплые и пасмурные - так и у меня. Иногда плачу. Всё принимаю близко к сердцу. Есть люди, только в тюрьме и на зоне задумываются о жизни..." (Юрий А.)

В цитируемые письмах сохранена стилистика автора. Такие письма "причесывать" грех.

Да, конечно - в своей боли, в своем горе они виноваты сами. Но, во-первых, кто из нас без греха, а, во-вторых, они-то уже здесь и сейчас, а не после Страшного Суда искупают свои грехи. У них уже сегодня и сейчас - муки душевные, одиночество, раскаяние. Но "Свет Господень просвещает всех", - и вот бывшие уголовники пишут нам:

"Буду всё терпеть. Слова Богу за все!" (Владимир В.)
"Терплю и каюсь. Только вера в Господа дает мне силы и надежду, чтобы выдержать испытания. Я верю, что Бог не даст испытаний больше, чем я смогу выдержать..." (Сергей С.)
"Туберкулёз одолел. Всё думаю - за грехи мои мне такое испытание, потому что жестокое преступление я совершил. Но надежда появилась: получил ваше письмо, лишний раз оно мне дало поддержку..." (Алексей Я.)

Практически в каждом письме - просьбы выслать лекарства, теплые вещи, витамины. Но кроме этих просьб - а иногда и вместо них - просто крик души: Напишите мне! Пишите... пишите... Несчастный, осужденный законом и собственной совестью человек пытается создать в своей душе маленький островок человеческого душевного общения, где можно верить Богу, людям и себе.

Многие заключенные просят молится об их усопших родителях, о бабушках, когда-то их крестивших:

"Крещен в детстве бабушкой Анисьей, на Юрьев день. Она умерла в 83 году..." (Владимир Ш.)

Ах, эти наши бабушки! Строгие и нестрогие, суровые и веселые, - маленькие светочи веры, на своих плечах вынесшие всю историю нашей грустной державы. По-разному сложилась жизнь нас, их внуков. Но, воздай им, Господи, за слезы их, за кротость, за твердую верность Тебе, которую они хранили в сердце и старались, как могли, передать нам, и крестили нас - зачастую без ведома и вопреки воле, партийных родителей, и молились о нас, и водили к Причастию потихоньку... Помяни их, Господи, во Царствии Твоем!"

"Мне 26 лет. Раньше грабил, стал виновником гибели людей. Видя моё беспутство, моя старенькая бабушка почти силой привела меня в церковь, показала иконы... Когда я вгляделся в лик Божией Матери Владимирской, то мне показалось, что вижу в Ее глазах слезы. Спросил у бабушки - оказалось она ничего не видит. Вот тогда я поверил в Божие Провидение... Ведь Пресвятая Богородица дала мне чудесный знак, она скорбела о моей загубленной жизни! В тот день я впервые в жизни встал на колени помолился. Впервые открыл Библию. Ночью читал, а утром пошел на исповедь. После исповеди вернулся домой, взял Библию, смену белья и пошел в милицию сам. Когда я в милиции написал явку с повинной на все свои преступления, то оперативники потеряли дар речи, ведь мои преступления были в разделе труднораскрываемых, и найти меня было практически не возможно..." (Алексей Ц.)


Воскресная  школа храма Живоначальной Троицы в Хохлах Свято-Владимирская общеобразовательная православная школа Собор Александра Невского Фома-центр Центр Св. Иринея Лионского Православная служба помощи бездомным
Наш храм расположен по адресу: Хохловский пер., дом 12. (схема проезда)
Телефоны: 917-51-34, 916-00-96
e-mail: trinity-church@mail.ru